О загибании грязных пальцев и о гражданском долге

Это письмо «жителя Беларуси» было отправлено не нам, его получили активисты гражданской кампании «НАШ ДОМ». Они переслали его на наш сайт с просьбой опубликовать. Мы выполняем их просьбу, поскольку полагаем, что ситуация, описанная в письме, является актуальной не только для его анонимного по понятным причинам автора,  но и для очень многих людей, не потерявших способность думать и ощущать себя членами общества, а не стада…
 
 
«Я только выполнял приказ».
Один из типичных ответов военных преступников.
 
Такое было во все времена. Как и многие в этом мире, я думал, что меня это не коснется — ведь прошло уже больше года. Многие мои знакомые через это прошли. Кто-то смог выполнить свой гражданский долг и отстоять свои права, а кто-то сломался. Я не выступал против этой гадости по-настоящему. Я думал, что оно проплыло мимо меня, и моя хата с краю. Но, как и многие, в этом мире, я ошибался.
 
Хоть я не думал скрываться, на меня вышли через жену, и она перезвонила мне по сотовому. «Слушай, тут милиционер пришел… Хочет, чтобы ты отпечатки пальцев дал…» Я попросил передать ему трубку. По моей просьбе офицер представился, и разговаривал вполне вежливо, даже несколько смущенно, периодически называя меня просто «Юрич». Он сказал, что им пришла бумага, согласно которой я должен сдать отпечатки. Связано это со взрывом в Минске 3-го июля 2008 г., а также с тем, что «наверное, ваш телефон засветился в соте». Я сказал, что этого не может быть, что я хорошо помню, как я провел тот день, и что могу рассказать об этом. Он сказал, что лучше он даст мне телефон РОВД, по которому я могу позвонить.
 
Я позвонил в РОВД сразу, сказал, по какому делу, представился. Вначале тон следователя был даже немного игривый (это оказалась женщина). Снова одной из причин для дактилоскопирования было названо то, что «наверное, ваш телефон засветился в соте». Я снова сказал, что этого не может быть, и что могу рассказать, как я провел тот день. А отпечатки пальцев давать отказываюсь. После этого тон сменился на раздраженно-официальный, следователь обвинила меня в том, что я не хочу выполнять свой гражданский долг, и потребовала объяснить причины отказа.
 
Надо было мне напомнить следователю, что это она, а не я, имеет юридическое образование. Что это она должна представить мне причины, почему я должен дать отпечатки пальцев (причем юридически обоснованные), а не я должен объяснять, почему я не хочу этого делать. Что она должна ознакомить меня с моим статусом касательно дела (свидетель, потерпевший, подозреваемый, что-то еще). И что она обязательно должна ознакомить меня с моими правами, в частности, что от этого пачкания рук я могу отказаться. И надо было сказать ей, что часть моего гражданского долга (пускай небольшая) как раз и состоит в том, чтобы не допускать подобных упущений в исполнении закона с ее стороны и со стороны ее начальников.
 
Но тогда у меня не хватило ума или смелости. Я сам назвал две причины — во-первых, что я считаю это дактилоскопирование незаконным, а во-вторых, что у меня на это нет времени. Возражений насчет незаконности я не услышал. Попрощались мы намного холоднее, чем здоровались.
 
Таким образом, я имею все основания полагать, что в отношении подавляющего большинства граждан (и меня в частности) дактилоскопирование не было и не является сейчас выполнением законных требований сотрудника правоохранительных органов. Это было и остается выполнением личной просьбы вышестоящего должностного лица. То, что эта просьба изложена на хорошей бумаге и в кабинете с шикарной отделкой — это дела не меняет. И выполняется эта личная просьба следующим образом:
 
• За деньги налогоплательщиков;
• В рабочее время и при исполнении служебных обязанностей;
• С использованием служебного положения.
 
При этом должностное лицо МВД требует от граждан устные или даже письменные объяснения, почему они не хотят выполнять личную просьбу другого гражданина. А также «забывает» предварительно ознакомить граждан с их правами, в частности, с тем, что граждане могут просто отказаться от этого дактилоскопирования. По-простому такое поведение называется «наезд». С применением психологического давления. Или, если снова по-простому, «с загибанием пальцев».
 
Кстати, почему же многие граждане сломались и уступили таким наездам, хотя дальше психологического давления и спекуляции на незнании гражданами своих прав дело не заходило? Я думаю, что главная причина—в том идолопоклонстве, которое царит в Беларуси. Чем выше по должности стоит гражданин, тем непогрешимее он для тех, кто по должности ниже, тем обязательнее для выполнения любая его воля, даже сомнительная с точки зрения закона. А отдельные нижестоящие исполнители доходят до того, что кидаются выполнять даже то, о чем начальник только намекнул. Творят себе идолов, и молятся на них, и приносят жертвы… Хотя это — тема отдельной статьи.
 
Напрашивается еще один печальный вывод — следователь не стремилась выяснить обстоятельства дела, в частности, то, какое отношение ко взрыву имею я. Она стремилась любой ценой получить мои отпечатки пальцев. И все. От меня ей больше ничего не надо было. Скорее всего, так же было и с другими гражданами, и с другими следователями… Видно, таковы общие указания свыше — не расследовать дело, а именно собирать отпечатки. У всех. Неудивительно, что преступление еще не раскрыто.
 
Но вернусь к моему разговору со следователем. И к тем вопросам, которые я ей не смог задать. Мне кажется, я знаю на них ответы. Но юридического образования у меня нет, и я не полностью уверен в своем мнении. Поэтому я задаю эти вопросы сейчас всем. Надеюсь, что откликнется и кто-нибудь из юристов.
 
1. Кто же из нас на самом деле выполняет свой гражданский долг, и кто подрывает верховенство закона в нашей стране?
 
 
2. Ну, подумаешь, ну пускай, не обязан я по закону, но дал бы я отпечатки. Что, сильно похудел бы с этого? Да вроде нет… Пальцы бы отмыл, а друзьям ничего бы не сказал. Может, ничего плохого бы не случилось, а только хорошее? Вот получила бы следователь премию за охват 100% и купила бы себе хорошую зимнюю резину. Ездила бы по городу безопасно… Нешто я против безопасной езды? Али как?
 
3. А если б я ее взамен попросил, ну например, дать мне покататься на патрульной машине? Или на ее собственной машине? На выходные, например, за город съездить с друзьями (моими). И заодно попросил бы номер детского садика и группы, куда ходит ее сын. И все документы об ее образовании да ее медицинскую карточку, на часок, только чтобы копии снять. Что, она сильно похудела бы с этого? Да вроде тоже нет… А если бы отказалась, подозрительно спросил бы «Почему?» и потребовал бы написать объяснительную. С юридической точки зрения, чем бы отличалось мое поведение от ее?
 
Житель Беларуси.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *