В ВТО всем колхозом

На днях премьер правительства России В.Путин сделал неожиданное заявление. Он сообщил, что в связи с созданием таможенного союза России, Казахстана и Беларуси Россия прекращает свои собственные переговоры с Всемирной торговой организацией, и они будут начаты заново, но уже от имени трех государств – членов Таможенного союза.
 
История переговоров России с ВТО, как и у большинства республик бывшего Советского Союза, началась на заре 90-ых. Результат у каждого получился свой. Определились лидеры, первыми перешагнувшие порог организации – Киргизия, Грузия, Молдова, Армения, есть свои аутсайдеры, которые застряли на старте, к их числу относится и Беларусь.
 
Основным условием вступления в ВТО является наличие рыночной экономики со всеми ее атрибутами, а также успешное проведение двусторонних переговоров с заинтересованными странами-членами. Естественно, чем крупнее и сложнее экономика, тем больше государств заинтересованы в переговорах тет-а-тет, и тем сложнее добиться положительных результатов. Тем не менее, этот этап Россия практически преодолела. Остался небольшой перечень вопросов, которые, по мнению многих экспертов, носили больше не экономический, а политический характер. Регулярно назывались сроки окончательного вступления, и так же регулярно они переносились. Упорное стремление России в ВТО вызывало раздражение и обиду белорусского руководителя. Лукашенко не без оснований полагал, что находясь в таможенном союзе, более того в Союзном государстве, такие важные переговоры нужно вести синхронно.
 
Основания для опасений у Лукашенко были. Во-первых, Евросоюз де-факто не считал Беларусь страной с рыночной экономикой, об этом свидетельствует ряд антидемпинговых процессов, проводимых в разное время Европой в отношении белорусских товаров. Это не предвещало Беларуси благоприятных перспектив в отношениях с ВТО. Во-вторых, вступив в эту организацию, Россия получила бы дополнительный аргумент для «отделения мух от котлет», т.е. для перевода своей западной соседки на чисто рыночные принципы взаимоотношений.
 
Что же случилось, что подтолкнуло Россию к такому неожиданному шагу? Рискну предположить, что здесь имеет место целый комплекс причин. Конечно, это уступка со стороны России своим партнерам. Дело в том, что провозгласив создание Таможенного союза России и Беларуси, стороны в течение более десяти лет не могли договориться о создании единого таможенного пространства, которое предусматривает полную унификацию таможенных тарифов и процедур. 
 
Общеизвестен следующий факт. В России существуют высокие пошлины на ввозимые иномарки. Беларусь, не имеющая собственной автомобильной промышленности, в ведении таких пошлин не заинтересована.  Во-первых, эта мера вызовет реальное недовольство среди населения, во-вторых, приведет к сокращению ввоза легковых машин, что существенно снизит таможенные поступления в бюджет. Так что не исключено, что стороны произвели размен: Беларусь и Казахстан согласились на российские таможенные пошлины, Россия в ответ взяла на себя обязательства стать локомотивом по втягиванию всей тройки в ВТО.
 
Однако это условие, будучи, по всей видимости, необходимым, вряд ли является достаточным для отказа от всей проделанной за полтора десятка лет работы. Ведь все переговоры придется начинать заново. Даже страны, подписавшие с Россией двусторонние соглашения, могут отозвать свои подписи, мотивируя это изменившейся ситуацией. Рискну предположить, что еще одной важной причиной, подтолкнувшей Россию к такому решению, является снижение интереса этой страны к вступлению в ВТО.
 
Известно, что вступление в ВТО, как правило, лоббируют экспортеры, для которых это – возможность более легкого доступа конкурентоспособных товаров на новые рынки. Для тех же, кто работает преимущественно на внутренний рынок, ВТО не выгодна, так как страна сразу же сталкивается с резко возросшей конкуренцией зарубежных производителей, и в значительной степени лишается таких проверенных средств противодействия, как таможенные барьеры и дотации.
 
В эпоху позднего Ельцина, в условиях низких цен на нефть и газ, членство в ВТО позволяло рассчитывать на значительный рост зарубежных инвестиций, которых в то время очень не хватало. По мере роста цен на энергоресурсы, эти вопросы постепенно теряли свою остроту. В условиях кризиса меры протекционистского характера становятся вполне цивилизованными средствами защиты собственной экономики, и в этих условиях членство в ВТО может только мешать. Безусловно, как стратегическая цель, вступление в ВТО присутствует и будет присутствовать, но с ним можно повременить, тем более, если это приносит дивиденды на других направлениях. Из российских отраслей проиграть от отсутствия членства в ВТО может прежде всего металлургия и химическая промышленность, однако из-за кризиса эти потери не будут слишком ощутимы.
 
О политическом характере принятого решения свидетельствует еще один факт. Судя по всему, намерение вступать в ВТО всем колхозом стало полной неожиданностью для Э. Набиуллиной, министра экономического развития России. Отвечая 6 июня на вопросы журналистов, освещавших работу Экономического форума в Санкт-Петербурге, она заявила, что присоединение России к ВТО может произойти в самое ближайшее время. Такие вопросы не могут решаться втайне от Минэкономразвития, поэтому можно предположить, что решение было спонтанным и компромиссным.
Была в заявлении В.Путина еще одна фраза, которая обратила на себя внимание: «…. от имени правительства РФ подтверждает намерение наращивать усилия в направлении выстраивания отношений с Евросоюзом и создании единого экономического пространства, но в рамках озвученных сегодня договоренностей».
 
Возможно, что в обмен на решение о совместном продвижении в ВТО Путин потребовал от коллег таких же согласованных действий в отношениях с Евросоюзом. Похоже, что шаги А.Лукашенко на западном направлении всерьез обеспокоили Россию. Пока это только мои предположения. Насколько они обоснованны, покажет ближайшее будущее.
 
                                 Лев МАРГОЛИН,
экономист.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *